Аналитические материалы

Кто производит все

Федор Лобанов


Производство индивидуализируется — покупатель становится участником производственного процесса

Заключить контракт с какими-нибудь инновационными разработчиками, подучить хинди, заблудиться, потеряться, выпить водки и закусить супом, который приготовил лучший в мире робот-повар, — примерно так выглядит обычный день на крупнейшей в мире промышленной выставке-ярмарке в Ганновере. Корреспондент «РР» посетил «Ганновер мессе» и заглянул в будущее промышленного производства

«Ганновер мессе» проходит в Германии в разных вариациях уже почти семьдесят лет. За это время она стала не только важным экономическим событием, но и культурным, и политическим. В этом году «Мессе» открыла Ангела Меркель, туда съехались видные политики и крупные игроки из мира индустриальных гигантов. И это понятно: здесь ежегодно выставляются продукты и технологии, которыми в ближайшем будущем будет болеть вся мировая индустрия. Сюда приезжают, чтобы почувствовать, куда дует ветер. На этот раз — в сторону Индии.

— Торговые отношения между Германией и Индией еще должны совершенствоваться, но Германия уже является крупнейшим европейским торговым партнером Индии, — заявила Ангела Меркель на открытии выставки.

Все баннеры «Ганновер мессе» украшены разноцветными львами. «Произведено в Индии», «Индия — страна-партнер “Ганновер мессе”», «Все, что вы хотите создать, — создавайте в Индии»… Серьезные пожилые индусы в чалмах и широких штанах деловито прохаживаются между новейшими промышленными роботами. Всюду женщины в национальных индийских одеждах — все это похоже на болливудский фильм. Индусы чувствуют себя хозяевами, на них обращают особое внимание, и это уверенный тренд последних лет: азиатские производители все чаще становятся хедлайнерами крупных европейских промышленных и IT-форумов. Западный ветер уверенно дует на Восток. На этой выставке индусы представляют, кажется, вообще все, что только может взбрести в голову, начиная от сложнейших деталей космических кораблей и заканчивая специями. Их главный лозунг — «Мы производим все». Это действительно выглядит забавно: высокотехнологичный кластер с серьезными научными разработками медленно перетекает в настоящий сельский рынок и обратно.

— Тут вроде бы форум про высокие технологии, роботов и IT. Почему вы выставляете кофе? — спрашиваю Натали, улыбчивую блондинку за прилавком, на котором лежат разноцветные кофейные зерна.

— А почему бы и нет? Мы — второй крупнейший поставщик кофе в Германию. Мы делаем отличный кофе. Чай, конечно, тоже. Но прежде всего — кофе. Попробуйте! — просто отвечает Натали. И в этом вся «Ганновер мессе» — она не только про науку и высокие технологии, но и про самый обычный зеленый чай, кофе и карри.

Прогулка Меркель


Роботы — главные герои ганноверской ярмарки

На «Мессе» представлены компании со всего мира: и настоящие гиганты, и совсем маленькие, никому неизвестные стартапы. США, Индия, Китай, Германия. Больше сотни компаний из России: энергетические госкорпорации, представители технопарков и инновационных кластеров.

Утром торжественно открывается гигантский двухэтажный стенд департамента науки, промышленной политики и предпринимательства правительства Москвы. Пока звучат фанфары, режутся красные ленточки и произносятся речи, ушлые индусы расхватывают бесплатные рюмки с водкой, зачем-то добавляют ее в чай и пьют. Инновации.

Мимо московского стенда прошествовала Ангела Меркель — аналитики сразу интерпретируют это как признак оттепели в отношениях Германии и России. Таким выводам позавидовали бы самые махровые фрейдисты. Так или иначе, российские делегаты не чувствовали себя изгоями в Ганновере. Наоборот, серия договоров о сотрудничестве российских и европейских компаний, совместные конференции и публичные дискуссии между бизнесменами и политиками, как и прогулка Меркель мимо московского стенда, — все косвенно указывает на положительные тенденции в отношениях россиян и европейцев. Похоже, западные инвесторы, девелоперы и производители заинтересованы в российском рынке, несмотря на политические заморозки. Хотя иногда прогулка — это всего лишь прогулка.

Священная корова

Главные герои ганноверской ярмарки — промышленные роботы: умные, быстрые, подключенные к Сети, оснащенные сенсорами и совершенно самостоятельные. На публике они весело сортируют разноцветные шарики, собирают пазлы, готовят еду, самолюбиво кланяются — ведут себя как заправские шоумены. Но на деле они — движущая сила концепции, вокруг которой построена вся «Ганновер мессе — 2015». Она называется «Индустрия 4.0». Об этом говорили на открытии выставки, этому посвящены многие стенды и презентации. 4.0 — священная корова, синоним новой индустриальной революции, которая, как считают в Ганновере, уже началась.

Несмотря на то что об «индустрии 4.0» в последнее время много говорят и уже есть соответствующая статья в «Википедии», четкое понимание термина только формируется. На вопрос, что такое 4.0 и зачем оно нужно, на «Мессе» одни отшучиваются, другие смущенно переадресовывают вопрос в гугл. Если обобщить, то получается, что 4.0 — это проникновение интернета во все этапы производства, практически полное исключение из процесса человека, самодиагностика всех систем, контроль качества производства на основании постоянного сбора данных. Фабрика становится умной, все станки и машины соединяются в Сеть, постоянный сбор информации об ошибках минимизирует брак. 4.0 перекликается с концепцией «Интернета вещей», в соответствии с которой все предметы быта должны быть подключены к интернету, чтобы сообщаться в сети и создавать комфортные условия для жизни, — тостер, холодильник и автомобиль максимально подстраиваются под потребности человека.

Одно из главных последствий новой индустриальной революции — индивидуализация производства, считает генеральный директор Троицкого технопарка Виктор Сиднев, посетивший «Ганновер мессе»:

— На мой взгляд, «Индустрия 4.0» — следующий естественный шаг в развитии промышленности. Она характеризуется максимальной цифровизацией производственных процессов. Это в первую очередь стирает грань между массовым и индивидуальным производством: принтеру (а общение с цифровым станком немногим сложнее общения с лазерным принтером) все равно, сколько копий печатать: одну или тысячу. Это, в свою очередь, открывает дорогу к полной кастомизации продукта: если все равно, сколько продуктов делать, один или тысячу, то лучше делать продукт индивидуально, под каждого покупателя, — считает Сиднев.

Из этого тезиса вытекают два важных следствия, которые могут существенно изменить индустрию будущего, полагает он:

— Во-первых, производство должно стать интегральным, потому что под индивидуального покупателя надо менять не отдельные детали (это был бы просто тюнинг), а весь продукт целиком. Во-вторых, производство должно максимально приблизиться к потребителю. Именно производство: ведь покупатель фактически становится участником производственного процесса, а не пассивным клиентом, ожидающим, когда ему привезут сделанный где-то — как правило, в Азии — продукт. Поэтому на открытии «Ганновер мессе» канцлер Меркель говорила о том, что наступление эпохи «Индустрии 4.0» уже привело к частичному возврату производственных мощностей из Азии в Европу и Америку — поближе к конечному покупателю.

Теперь-то причина столь бурной активности индийцев ясна. Если новая индустриальная революция и в самом деле вернет производства из Азии обратно на Запад, расцветающую индийскую экономику ждут нелегкие испытания.

http://expert.ru/russian_reporter/2015/12/kto-proizvodit-vse/



109316, г. Москва, Волгоградский проспект, д. 42 корп. 13
Телефон: +7 495 647 08 18
E-mail: office@technomoscow.ru

  • Следуйте за нами:

© 2013-2019. Все права защищены. Дизайн, разработка сайта - InterLabs